Версия для слабовидящих
Размер шрифта
Цветовая схема

Силкин Тихон Константинович родился 29 июня 1893 года в Смоленской области. Сын пастуха, он очень много испытал, прошел большую жизненную школу.

В молодости Тихон и землю пахал, и хлеб сеял в родном селе Новое, и пуговицы делал на московской фабрике Бенно-Ронталлера. Воевал солдатом на русско-германском фронте в Первую мировую войну.

В 1917 г. стал красногвардейцем, затем ушел в ряды РККА. Молодой красный командир быстро продвигался по службе. От командира взвода до командира 50-го полка 170-й стрелковой дивизии – таков его путь за пять лет.

В 1939 году Силкина Тихона Константиновича вызвали в наркомат обороны и приказали ему немедленно выезжать в Стерлитамак, в Башкирию, для формирования новой стрелковой дивизии. Говорили: «Башкирская».

24 июня 1941 г. комдив генерал-майор Т.К. Силкин и комиссар Л.А. Дзарагазов направились с ней из Башкирии на Западный фронт.

В начале июля 1941 г. дивизия остановила продвижение противника на рубеже Кременцы, станция Кузнецовка, восточный берег Себежского озера, Тепляки.

Генерал Силкин был не только комдивом, но и командиром боевого участка. Ему подчинялись все войска, оборонявшие район Себежа.

Маршал А.И. Еременко в своих мемуарах очень высоко отозвался о воинах 170-й дивизии и о ее командире. В.А. Анфилов в книге «Провал «блицкрига»» пишет: «8 июля в результате упорства и стойкости частей 170-й стрелковой дивизии, которой командовал генерал-майор Т.К. Силкин, в районе Себежа противник был остановлен, а затем контратакой у населенного пункта Клястицы обращен в бегство».

Мужество генерала Т.К. Силкина, его мастерство командира, военного стратега и тактика достигли самого высокого уровня во время обороны города Великие Луки в июле-августе 1941 года.

21 июля 1941 г. части 22-й армии отбили у фашистов древний русский город.

Командующий 22-й армии генерал-лейтенант Ф.А. Ершаков и член Военного совета армии корпусной комиссар Д.С. Леонов понимали, что фашисты не смирятся с потерей важного стратегического пункта, каким были Великие Луки. Знали, что предстоят тяжелые оборонительные бои. Нужен был опытный, авторитетный командир, который бы возглавил оборону и гарнизон города.

Выбор пал на Тихона Константиновича Силкина, который уже показал себя, свой талант командира в предыдущих тяжелых боях.

И генерал-майор Т.К. Силкин оказался на высоте, не отступил ни на шаг, до конца выполнил свой воинский долг.

Больше месяца под его командованием сражались три обескровленные стрелковые и одна танковая дивизии. Фашисты бросили против обороняющихся семь пехотных и две танковые дивизии из группы генерала Гота.

Гарнизон в середине августа был окружен. Связь со штабом армии прервалась. Положение защитников города было очень тяжелым.

Генерал Силкин собрал совет обороны, чтобы обсудить дальнейшие действия. Решение было такое: «Драться до последнего патрона, до последнего бойца. До получения приказа об отходе – стоять насмерть!»

23 августа в осажденный город был доставлен приказ Ставки о прорыве из вражеского кольца. Прорваться было очень трудно. 24 августа 1941 г. в 15 часов 45 минут начальник гарнизона и комиссар танковой дивизии Н.И. Соколов отдали приказ об отходе наших частей с занимаемых рубежей.

Прорыв возглавил генерал-майор Тихон Константинович Силкин. Маневр был осуществлен блестяще! Но среди вышедших из окружения начальника гарнизона не было. Больше его никто не видел.

В научном архиве нашего музея хранится копия письма подполковника Мухина Ф.А., адресованного жене Силкина Надежде Ивановне:

«Глубокоуважаемая Н.И. Силкина! Я из тех лиц, которые вместе с генералом Силкиным находились в городе Великие Луки последние дни перед занятием их проклятыми фашистами.

В 1941 году он был начальником гарнизона города, а я при нем комендант города. В тяжелые дни обороны я с генералом Силкиным в течение месяца находились все время вместе, даже спали в одной комнате. Обедали всегда за одним столом. Много беседовали о своих семьях, находившихся от нас вдалеке.

Мне Тихон Константинович показывал Ваши с дочерью фотографии, часто вспоминал ребенка и Вас, радовался и тосковал, тяжело переживал разлуку с Вами.

За все время знакомства у нас с ним были очень хорошие взаимоотношения. Между нами никогда не было никаких недоразумений, и я у него как у старшего по званию генерала учился боевой работе.

Обстановка была очень тяжелая, каждый день смерть беспрерывно реяла над нами.

Не один раз находились под сильнейшим артиллерийским огнем, и в само здание нашего штаба упали три тяжелых вражеских снаряда. Выбиты были все стекла, я еле спасся, думали, что погиб.

Через несколько минут мы сидели в подвале по колено в воде, так как шел обстрел города.

Когда немецкие танки прорвали нашу оборону и окружили город, мы два дня были вместе.

Затем я пошел готовиться к отходу из города с ротой автоматчиков по берегу реки на прорыв окружения, а генерал остался в городе.

С этого момента мы не виделись. 25 августа 1941 года я вернулся в город, чтобы найти Т.К. Силкина. Мне артиллеристы сказали, что генерал находится на командном пункте полка и руководит операцией по прорыву войсковых частей из этого кольца, которое создалось. Вместе с группой бойцов мы вышли из города, был тяжелый бой с немцами. Один капитан сказал, что два убитых генерала находятся в деревне Макоедово, но там уже немцы. Ничего о судьбе генерала я узнать не смог.

Когда я вышел за линию фронта и приехал в город Калинин, мне в областном военкомате сказали, что тело генерала, с которым я находился в городе Великие Луки, было привезено в Калинин и погребено с надлежащими почестями. Фамилию его так и не назвали.

Был ли это генерал Силкин или кто-то другой – неизвестно. Из вещей при нем был один чемодан… Мы жили в такой обстановке, что за 33 дня обороны ни Тихон Константинович, ни я ни разу не сняли форму и раза два или три сняли сапоги.

С глубоким к Вам уважением.

23.06.44 г.    г. Вышний Волочек

                      Горвоенкомат. Подполковник

                      Мухин Ф.А.».

Супруга Тихона Константиновича Силкина Надежда Ивановна после войны пыталась найти сведения о гибели своего мужа и о его месте захоронения. В нашем архиве есть копия письма Силкиной Надежды Ивановны: «Уважаемый товарищ военком.

Обращаюсь к Вам с просьбой по следующему поводу: мой муж генерал-майор, командир 170-й дивизии Силкин Тихон Константинович в начале войны с дивизией отбыл на фронт. С фронта я имела от него несколько писем, и последнее было датировано 9 августа 1941 года из Великих Лук, где, как он пишет, был начальником гарнизона Великих Лук. Больше писем я от него не получала.

На мои неоднократные запросы в НКО о судьбе мужа отвечали: «пропал без вести»… На мой запрос в облисполком г. Калинина мне ответили, что генерал Силкин у них не похоронен.

Прошло свыше 25-ти лет и по сей день муж мой числится пропавшим без вести. В 1965 году его посмертно наградили орденом Отечественной войны I степени.

В настоящее время находят многие могилы пропавших без вести, в этом помогают наши дети, школьники. Я еще не теряю надежды, что могила и моего мужа будет найдена. В этом я прошу Вас, товарищ военком, помочь мне.

Уважающая Вас Силкина Надежда Ивановна.

25 ноября 1966 года».

Точно о судьбе Силкина Т.К. не известно до сегодняшнего дня: он числится как пропавший без вести. Из окружения не вышел, вероятнее всего погиб на нашей территории, но память о нем и воинах, оборонявших наш город, жива в наших сердцах. Без их подвига не было бы и Победы в 1945 году.